aif.ru counter
Юлия Кремнева 0 29

«Кошмарить бизнес». Продолжение следует?

Инвесторы Дальнего Востока страдают от излишнего рвения контролёров.

Контролёрский дух не истребим?
Контролёрский дух не истребим? © / АиФ

В 2015 г. ДФО был назван зоной стратегического и приоритетного развития. Правительство России одобрило создание здесь территорий особого экономического и социального развития (ТОСЭР) — для привлечения инвестиций в проекты, которые возродят экономику и вытащат жителей самого большого федерального округа страны из сумрака и уныния. Но желаемое от действительного отличается сильно.

Контролёрский дух не истребим?

Всем, кто желал прийти на Дальний Восток с проектами, обещали поддержку на различных уровнях, особый подход в оформлении необходимых документов и налоговые льготы. Поначалу инвесторы вкладывали деньги неохотно, приглядывались. Бизнес понимал, что, если региональные власти заинтересованы в новых живых проектах, то контролирующие ведомства не особо спешат поворачиваться к предприятиям лицом, где бы те ни располагались.

И первый год работы ТОСЭРов показал, что, к сожалению, нехорошие сомнения оправдались. Поэтому в сентябре 2016 года по инициативе Генеральной прокуратуры России была создана рабочая группа по защите прав инвесторов. Особое внимание уделялось именно Дальнему Востоку.

Фото: АиФ

«В июне прошлого года было проведено первое масштабное мероприятие по защите прав инвесторов, оказавшее заметное влияние на преодоление проблем, волнующих предпринимательское сообщество. Прокурорами ДФО оказана помощь по множеству вопросов, — делился в общении с участниками Восточного экономического форума — 2018 генпрокурор России Юрий Чайка. — Предприниматели открыто говорили о существующих проблемах, предлагали своё видение их решения. Мы дорожим этой обратной связью, поскольку получаем информацию из первых рук и можем оперативно реагировать на нарушения и своевременно предупреждать их».

Однако, несмотря на все усилия Генпрокуратуры, до сих пор существует одна очень существенная проблема, которая мешает бизнесу развиваться. И связано она отнюдь не только с большой удалённостью от Москвы, но и с тем, что обычно корректно называют человеческим фактором.

«Очень важный момент — предотвращение фактов неправомерного вмешательства в предпринимательскую деятельность должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов. Это серьёзная проблема, — считает Чайка. — Перед прокурорами поставлена задача исключить в своей надзорной практике принцип презумпции виновности бизнеса и самым жёстким образом реагировать на безосновательное проведение оперативных мероприятий, возбуждение в отношении предпринимателей заказных уголовных дел, факты незаконного применения к ним мер процессуального принуждения».

Фото: АиФ

По его словам, «очень часто этот ресурс используют как метод борьбы с конкурентами, ликвидации или вмешательства в бизнес», в частности, на Дальнем Востоке.

«Именно для решения таких проблем и организована рабочая группа совместно с омбудсменом и министром по развитию Дальнего Востока», — рассказал участникам ВЭФ-2018 Чайка.

Порой системный сбой или частный интерес конкретного должностного лица становится той самой ложкой дёгтя в бочке мёда — инвестиционной привлекательности региона. И от некоторых «перегибов» из эмоций остаётся только недоумение. С такими, пришлось разбираться целой команде специалистов из полпредства и Минвостокразвития.

Гости в масках: «Всем лежать!»

Эта странная история началась 27 марта 2017 г., когда в группу компаний «Морской Траст» пришла выездная налоговая проверка. Собственно, обыденное для крупного налогоплательщика региона и участника ТОСЭР событие — за 10 лет существования компании, занимающейся бункеровкой морского транспорта, особых претензий к ней со стороны контролирующего органа не возникало. Всё было обычно и на этот раз, пока среди контролёров не появились сотрудники УБЭП УМВД по Камчатскому краю.

Фото: АиФ

«Признаться, до этого случая мы нормально работали с региональной налоговой и никаких недопониманий не возникало, — рассказывает исполнительный директор ГК «Морской Траст» Иван Дымских, вспоминая события весны-лета 2018 года. — Но то, что происходило в последние месяцы, перевернуло всё с ног на голову».

Поначалу ничто не предвещало прихода незваных гостей в масках. И утренний визит 21 мая 2018 в офис компании сотрудников УБЭП при силовой поддержке в июне этого года стал для сотрудников шоком. Они вынесли всё, что, по их мнению, имело отношение к «криминальной деятельности руководства» фирмы. Из бухгалтерии забрали почти 1300 папок с документами, компьютеры, унесли и диски сервера.

«Документы не описывались, просто скидывались в коробки, которые не опечатывались. Сотрудникам бухгалтерии тоже не дали возможности составить опись изъятого, а ведь речь об архиве почти за 5 лет работы головного предприятия и всех его «дочек», — комментирует ситуацию адвокат Андрей Милюков. — Потом были ещё обыски, причём все под разным предлогом. А в одном случае документы изымались по уголовному делу в отношении фирмы, с которой у ГК «Морской Траст» вообще никогда не было деловых отношений».

Фото: АиФ

Очередное появление сотрудников УБЭП принесло новую неожиданность — оказалось, что генерального директора ООО «Морской Траст» подозревают в умышленной неуплате налогов. Причём сначала это было 40 млн руб., а потом сумма уже выросла до 150 млн.

До последнего руководство компании надеялось, что логика в действиях полицейских всё же есть. Ведь даже налоговая инспекция, проводившая выездную проверку (ту самую, с которой и началась вся чехарда), к тому моменту уже больше года следила за финансовой деятельностью инвестора, но делать выводы не спешила. Чего не скажешь о следственном комитете на транспорте по Камчатскому краю.

«25 июня старшим следователем Камчатского следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте СК РФ в отношении генерального директора ГК «Морской Траст» было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов), — объясняет адвокат Максим Мизин. — Причём следователь даже не дождался окончательного решения налоговой и возбудил дело не по факту, а сразу в отношении конкретного лица — генерального директора. И основанием для подобного решения явились исключительно выводы полицейских».

После этого судьба предприятия вообще повисла в воздухе. Мало того, что все документы изъяты (включая те, что к материалам оперативных проверок вообще не имели отношения) и, соответственно, заторможена вся финансово-хозяйственная деятельность предприятий — так под угрозой оказалось строительство крупного нефтеперевалочного комплекса, а это большой проект в рамках ТОСЭР. Работы на этом объекте были приостановлены на 5 месяцев.

Фото: АиФ

Было бы дело, а вина найдётся?

Первым в историю вник губернатор Камчатского края Владимир Илюхин — он обратился к заместителю генерального прокурора в ДФО Юрию Гулягину с просьбой разобраться в ситуации.

Дальневосточная транспортная прокуратура, внимательно изучив материалы, пришла к выводу, что решение следователя возбудить дело являлось необоснованным. Так, в рамках доследственной проверки сумма предполагаемого ущерба была установлена на основании исключительно промежуточных выводов налоговой инспекции и мнений сотрудников УБЭП, а лицо, в отношении которого возбуждено дело, вообще не было опрошено с целью установления его причастности к совершению преступления.

И реакция оказалась незамедлительной. Дальневосточная транспортная прокуратура внесла в Следственный комитет требование об отмене ранее возбуждённого уголовного дела как незаконного. Однако это требование не было исполнено и расследование продолжалось.

Почему? Чтобы понять это, приведу дословно фрагмент беседы с представителем следственного отдела на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте СК РФ:

«Я считаю, что следователь имел все основания возбудить уголовное дело. И вообще следствие покажет, виновен или нет генеральный директор компании».

«Но насколько я понимаю, акт налоговой, которая, кстати, утверждает, что к вам его не направляла, ещё не является окончательным решением и его выводы вполне могут поменяться».

Тогда как быть с уголовным делом?

«У нас на сей счет есть своё мнение, но пока идёт следствие, я его не буду озвучивать, мы считаем, что имеем все основания предполагать факт умышленного уклонения от уплаты налогов!»

Документы потерялись?

Кстати о фактах и вещественных доказательствах. Только после вмешательства прокуратуры — через 3 месяца! — почти 600 папок из 1300 изъятых в мае были наконец возвращены в бухгалтерию предприятия. Правда, в них недоставало целого ряда документов. Как оказалось, следователь даже не позаботился о сохранности вещественных доказательств по делу, приобщив к материалам лишь протокол обыска.

Документы же так и оставались у сотрудников УБЭП, откуда и вернулись не все. Адвокаты компании обратились в Прокуратуру Камчатского края с жалобой на действие сотрудников полиции по факту исчезновения документов и нарушений в ходе их изъятия и оформления.

«Прокурорская проверка факты действительно подтвердила, — комментирует ситуацию прокурор Камчатского края Анатолий Князев, отменивший решение нижестоящего органа. — Оказалось, что сотрудники полиции в ходе осмотра места происшествия допустили нарушения действующего законодательства при оформлении изъятия документов. Прокуратурой по данному факту руководству УМВД по Камчатскому краю внесено соответствующее представление. Проводится служебная проверка».

Но и это не всё. 7 сентября 2018 года Инспекцией ФНС России по Петропавловску-Камчатскому — спустя 1,5 года с момента начала той проверки, из-за которой разгорелся весь сыр-бор! — принято окончательное решение. Вместо 150 млн руб., на которые рассчитывало следствие, возбуждая уголовное дело, ГК «Морской Траст» был выставлен счёт на 21 млн руб., а умысел в действиях руководства не выявлен. Для компании с миллиардными оборотами подобная погрешность вполне допустима.

В итоге уголовное преследование в отношении генерального директора, как того на протяжении 2 месяцев требовала прокуратура, следствием было закрыто. Вот такой счастливый конец, после которого можно сделать глубокий выдох и расслабиться? Но ведь история с «Морским Трастом» не единственная. Увы, но примеров особого рвения представителей правоохранительных органов в отношении бизнеса немало. Да и в нашем случае вопрос, кто и зачем заварил эту «уголовную кашу», так и остался открытым.

Только цифры

Как следует из выступления на ВЭФ-2018 заместителя генпрокурора по ДФО Юрия Гулягина, за 1 полугодие 2018 г. прокурорами в округе оспорено 478 незаконных правовых актов, выявлено 2 тыс. нарушений, 26 проверок признаны незаконными.

По инициативе прокуроров, 196 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, 64 наказаны в административном порядке. Из 20,5 тыс. проверочных мероприятий, предложенных контролёрами для включения в сводный план проверок на 2018 г., отклонено 3 тыс. Нарушения 296-ФЗ допускались почти во всех регионах ДФО.

При согласовании внеплановых проверок в отношении предпринимателей прокурорами ежегодно отклоняется до 40%. Всё это серьёзно влияет на инвестклимат и состояние законности и правопорядка.

Обращение в полпредство создало прецедент

13 сентября 2018 г. «дело «Морского Траста» взял на личный контроль полпред в ДФО Юрий Трутнев.

«Я вмешиваюсь во все случаи, когда до меня доходит информация о неправомерных действиях сотрудников силовых, правоохранительных органов, — сообщил полпред журналистам на ВЭФ-2018. — Я всегда встаю на сторону инвесторов. У меня может измениться позиция, если я вижу нарушение законов, но принципиально моя первая позиция — защита инвесторов. Будем продолжать этим заниматься. Мы системно будем создавать максимально твёрдую защиту инвесторов, но и в частном порядке будем продолжать работать. Встречаться с теми организациями, в том числе, которые это давление оказывают».

СПРАВКА
ГК «Морской Траст» специализируется на перевозке нефтепродуктов и бункеровке морских судов. За 10 лет флот компании вырос в разы, сегодня он насчитывает 17 судов, 11 из них — это танкеры с тоннажностью от 1,5 до 50 тыс. тонн. Компания работает не только на Камчатке, но и в портах Приморского края.

Своевременное обращение инвестора в полпредство и Минвостокразвития оказалось результативным — это позволило не довести ситуацию до критической. И регион не потерял таким образом крупного инвестора.

«Плохо прогнозируемые, иногда некорректные действия региональных представителей исполнительной власти могут привести к последствиям, влекущим за собой блокирование или остановку реализации масштабных инвестиционных проектов и целых цепочек экономической деятельности, — считает руководитель Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Леонид Петухов. — Проблема, с которой столкнулся якорный резидент Свободного порта Владивосток в Камчатском Крае, ООО «Морской Траст», и его собственники, потребовала совместных согласованных усилий федеральных органов власти по должному анализу сложившейся ситуации и уведомления региональных структур о повышенном внимании к возможным последствиям их действий».

Это, по его словам, и позволило снять «излишнее давление на инвестора, продемонстрировать задействованным банкам и контрагентам наличие контроля за ситуацией и дать возможность вынесения адекватной оценки».

Глава агентства уверен, что «результат обращения инвестора за поддержкой, обеспечивший в итоге возможность реализовать проект, является прецедентом».

 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Как вы греете воду, когда на ТЭЦ проходят сезонные работы?